Роман «Сиреневое сияние» Петуховой Ксении. Фэнтези.

Роман «Сиреневое сияние» Петуховой Ксении. Фэнтези.

Page 1 Page 2 Page 3 Page 4 Page 5 Page 6 Page 7 Page 8 Page 9 Page 10 Page 11 Page 12 Page 13 Page 14 Page 15 Page 16 Page 17 Page 18 Page 19 Page 20 Page 21 Page 22 Page 23 Page 24 Page 25 Page 26 Page 27 Page 28 Page 29 Page 30 Page 31 Page 32 Page 33 Page 34 Page 35 Page 36 Page 37 Page 38 Page 39 Page 40 Page 41 Page 42 Page 43 Page 44 Page 45 Page 46 Page 47 Page 48

Глава вторая

Мария

 

Мягкое красное кресло обеспечивало лорду удобство и ни с чем несравнимый комфорт. Ведь оно было старо, как мир. Его сделали руки человека и близко не представляющего что такое круги Ада, человека, который жил во времена молодости Дока. А молодость эта была довольно давно… 70 лет назад, а может и того больше. Именно тогда произошли все катаклизмы, превратившие мир в то, чем он являлся теперь. Во всем этом можно было увидеть как негативную сторону, так и позитивную. К примеру, в свои немалые годы Док все еще выглядел и ощущал себя на 30. Или правильнее сказать: до сих пор выглядел точно таким же, как в день начала первого круга Ада…

Какие же это были нечеловеческие мучения…

Док прикрыл глаза и развалился в кресле, как спящий. Расслабив все свои напряженные части тела, расслабив мозг, отпустив душу… душу..

Нет. Что-что, а ее отпускать нельзя. Пусть сидит внутри на привязи. Никуда не денешься, милая. Терпи теперь своего носителя. Док усмехнулся и почувствовал, что действие недавно принятого им наркотика усиливается. Губы растянулись в улыбке.

-И все-таки я молодец, — довольно прошептал хозяин Бастиона и закрыл глаза.

Усердная работа в лаборатории давала свой результат. Теперь вечер будет спокойным и приятным, не смотря на молнии и гром за окном, не смотря на тщетность попыток найти причину, по которой Док все еще тут, все еще держит свою пленницу-душу в этом молодом теле, отдаленно напоминающем человека… Зачем тебе душа, владелец Бастиона? Зачем тебе жизнь? Будь ты обыкновенным лордом, готовым приноровиться, приспособится к изменчивому окружающему миру – даже тогда тебе было бы проще без нее. Проще быть не человеком. Тем, кем ты есть…

Молния грохнулась на землю, будто самоубийца, прыгнувший с моста на бетонную мостовую. Не мягкий песок, не гладкое море. Бетон. Это все, что ждет молнию, падающую свысока. Гром подытожил это действие громогласной отрыжкой. Да, гром он такой. Ему плевать на молнию. На Дока ему тоже плевать. Ему лишь бы устраивать концерты из неприличных звуков.

Док захохотал. Темная комната наполнилась острым, отрывистым звоном. Двери зала тихонько приоткрылись. В окружающем мраке было трудно разглядеть то, что проползло к креслу хозяина. Возможно, острый глаз животного принял бы этого гостя за змею, по ошибке заползшую в человеческое жилище. Но это была не она.

Толстая шершавая поверхность, множество трепещущих листьев. Лиана или плющ выглядели  почти природно, почти ничем не отличались от тех растений, что когда-то укрывали всю планету, а сейчас остались только на Западных, Восточных и частично Северных островах. Что же в этом ползущем существе было не так?

Вдоль бархата красного кресла к руке хозяина на коричневом стволе поднялась голова животного. Она имела острый крупный клюв, как у ворона, но не имела глаз. Зеленый пух на ней напоминал перья и плавно переходил в трепещущую листву.

Хозяин Бастиона улыбался. Растение поползло выше, от руки мужчины к плечу, к лицу. Теперь Док заметил своего посетителя.

-Полоз, это ты тут, — констатировал мужчина.

Растение распахнуло свой прочный костяной клюв, и наружу высунулись три щупальца. Они обвили шею Дока и начали пульсировать, словно готовы были задушить своего хозяина в любую секунду. Но Док не испугался и не попытался освободиться от сильных и страшных на первый взгляд отростков. Наоборот, он постарался открыть им доступ к его спине и голове. Чем пульсирующие конечности сразу же и воспользовались.

Нежно массажируя каждую клеточку тела своего хозяина, Полоз обвивал его новыми и новыми витками прочного ствола. Все это не порождало ни капли шума. Поэтому Док легко сумел различить чье-то чужое присутствие в комнате, чье-то дыхание, отголоски чьих-то движений. Док аккуратно, чтобы не повредить свое растение, обернулся к входной двери.

-Мария, — прошептал он.

В дверях появился четко очерченный женский силуэт. Молчание длилось несколько минут. Затем девушка вошла. Ее тело было абсолютно голым. Не нагим, а голым, не покрытым ни волосами, ни шерстью, ни перьями. Золотая кожа с металлическим блеском вспыхивала и гасла, отражая от себя тусклое освещение встроенных в потолок ламп.

Док боялся шелохнуться. Почему она пришла именно сейчас, когда он не в себе, он не в порядке. Именно теперь, когда он потакает своим слабостям, когда он под кайфом. Когда это неприятное для восприятия растение заботится о его, Дока, самочувствии… Почему она тут?! Почему не заперта дверь? Чертова память и рассеянность!

Мария прошла вглубь зала. Посмотрела на Дока. Полоз благоразумно сполз своей мордой под кресло и свернулся там, в ожидании.

-Я хочу пить, – тихо прошептала Мария.

Док попробовал взять себя в руки, но от ее слов в его теперешнем состоянии по телу прошла непривычная дрожь. И это было только начало. Сердце бешено заколотилось, к горлу подкатил ком. Док тщетно пытался оседлать свои ощущения и направить их в необходимое русло, пытался включить мозг для выполнения минимальной работы. Но наркотики, сделанные им самим, были качественные и пользовались успехом среди метаморфов. Лорды же к ним никогда не прибегали. Но Док не был по-настоящему лордом…

Мария переступила с ноги на ногу. Взгляд ее темных, почти черных глаз говорил сам за себя. Она презирала его. Сейчас она презирала его, и все усилия, которые он предпринимал, чтобы завоевать ее расположение в течении последних пары месяцев теперь были напрасны. Картина его, Дока, с отупевшими и влажными глазами, глупой улыбкой, увитого с ног до головы своим любимым растением, долго еще не уйдет из памяти Марии.

-Я-я к-купил у торговца… В подвале, – сумел наконец-то выжать из себя Док.

Мария успокоилась. Ее взгляд смягчился, в нем проступила жалость. Она молча вышла из комнаты и исчезла, в то время как звук от ее когтей, цокающих по мраморному полу продолжал медленно утихать еще какое-то время.

Комок, подступивший к горлу наконец превратился в густую розовую пелену, обволакивающую мозг.

Металлический привкус во рту. Холодные плиты на полу. Док почувствовал, что упал, и теперь не мог понять, где потолок, а где пол. Полоз был рядом. Он начал принимать странные формы. Теперь это было вовсе не растение, а Мария. Она нежно целовала его и массировала уставшие за день плечи. Док улыбался ей, а она медленно снимала с него одежду…

Page 1 Page 2 Page 3 Page 4 Page 5 Page 6 Page 7 Page 8 Page 9 Page 10 Page 11 Page 12 Page 13 Page 14 Page 15 Page 16 Page 17 Page 18 Page 19 Page 20 Page 21 Page 22 Page 23 Page 24 Page 25 Page 26 Page 27 Page 28 Page 29 Page 30 Page 31 Page 32 Page 33 Page 34 Page 35 Page 36 Page 37 Page 38 Page 39 Page 40 Page 41 Page 42 Page 43 Page 44 Page 45 Page 46 Page 47 Page 48

Похожие материалы:

    None Found

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>